Что нового

40 лет под санкциями. Как живет Иран в условиях жестких экономических ограничений

Страна с 85-миллионным населением 40 лет живет под санкциями, три из которых – фактически в полной изоляции.

Сегодня на саммите G-7 прозвучали призывы смягчить санкции в отношении Ирана и вновь пустить иранскую нефть на мировой рынок. Решение кажется логичным - по данным ОПЕК, нефтяные запасы страны уступают лишь Венесуэле и Саудовской Аравии и являются третьими по величине. Говоря проще – в иранских недрах покоятся 13,4% всех мировых запасов нефти. Однако пятое десятилетие импорт иранской нефти под запретом.

Эскалация санкций


В результате исламской революции, случившейся в 1979 году, некогда прогрессивная страна в одночасье превратилась в Исламскую Республикой Иран. Светское правительство продолжило существовать, но высшая власть в стране теперь де-факто принадлежит имаму.

Следом за политическими реформами последовали культурные. Они коснулись СМИ, учреждений образования и культуры и были призваны избавить страну от «развращающего западного и атеистического влияния».

Протестующие вокруг башни Шахьяд (позднее – башни Азади) в Тегеране во время Иранской революции 1979 года.


После захвата посольства США в 1979 году, Америка ввела первые санкции согласно которым все иранские активы в американских банках были заморожены, а бизнес-контакты граждан и предприятий США с Ираном запрещены. Запрещались поставки в страну любых товаров, кроме медицинских и продовольственных. Последовало введение эмбарго на иранский импорт, включая закупку нефти.

В 1981 г. заложников освободили и некоторые активы Ирана были восстановлены, а торговое эмбарго снято. Однако в январе 1983 г. последовали новые теракты: боевики совершили взрыв в посольстве США и казармах морской пехоты в Ливане. Реакция Штатов была жесткой – они объявили Иран государством-спонсором терроризма, что поставило крест на возможностях страны получать международную финансовую помощь. В 1987 г. был восстановлен запрет на иранский экспорт и импорт.

В 2003 г., после обнаружения Международным агентством по атомной энергии признаков работ по обогащению урана, к санкциям присоединились ООН и ЕС. В 2006г. ООН запретила импорт и экспорт ядерных материалов, а также инвестиции в заводы по обогащению ядерного топлива.

В 2010 г. Евросоюз запретил поставки оборудования для нефтегазовой и нефтеперерабатывающей отрасли. Открытие счетов на территории ЕС для иранских банков и граждан, инвестиции в Иран, как и новые кредиты иранскому правительству, тоже стали невозможны.
Через год, в 2011 г. под санкции попал местный ЦБ, а в 2012 г. иранские банки были отключены от SWIFT.
В 2012 г. ЕС присоединился к нефтяному эмбарго США и попутно заморозил активы иранского ЦБ на территории Евросоюза.

В 2015 г. между Тегераном США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией и Германией была заключена «ядерная сделка» ( Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД), по которой стране обещали полное снятие всех санкций в обмен на завершение ядерной программы. И, действительно, ограничения были сняты в январе 2016 г. Следом были разморожены и $100 млрд иранских активов - этот объем равен четверти ВВП Ирана 2015 г.

Оттепель длилась недолго: в 2018 г. США уличили официальный Тегеран в нарушении СВПД и вышли из сделки, восстановив все санкции. Переговоры о возобновлении СВПД ведутся с 2021 г., но пока не увенчались успехом.

Экономика изоляции

Несмотря на разработанную правительством «экономику сопротивления», ограничения повлекли серьезный урон.
По данным МВФ, падение экономики Ирана за 1980–1981 гг. составило более 25%, а среднегодовая инфляция превысила 20%. В последствии, вплоть до сегодняшнего дня, ее темпы практически никогда не опускались ниже двузначного значения. Исключение – период "урановых" послаблений 2016–2017 гг. Тогда, благодаря договоренностям по СВПД, экономика рванула вверх на 13,4% и еще на 3,8% в 2017 г. Темпы инфляции в эти годы снизились до 9% и 9,6% соответственно.

С возвратом санкций в 2018 г. иранская экономика вошла в двухлетнюю рецессию. В 2021 гг. последовал некоторый восстановительный рост, который, впрочем, не компенсировал падения – реальный ВВП «завис» на уровне десятилетней давности. Инфляция в эти годы достигала почти 50%, а среднегодовая за 2018–2021 гг. составила 35% в год.


За три года Иран потерял большую часть своих нефтяных доходов – пополнение казны от экспорта нефти сократилось с $63 млрд в 2017 г. до $21 млрд в 2021 г. Оценки ОПЕК более печальны: они показывают, что доходы от продажи нефти упали на 80% в сравнении с 2017 г., до $7,6 млрд в 2020 г., а импорт сократился на 65%.

Жизнь под санкциями

В январе текущего года сообщалось, что в 2022 минимальная месячная зарплата планировалась в районе $200 США по действующему рыночному курсу. При этом потребительская корзина на семью из трех человек стоит вдвое дороже.
По данным Center for Human Rights in Iran, порядка 40% всей рабочей силы Ирана трудятся в неформальном секторе, получая около $40 в месяц.

Сильнейший гуманитарный кризис заставил европейские страны разработать специальный механизм (Instrument in Support of Trade Exchanges, INSTEX), чтобы законно торговать продавать в Иран продукты питания, сельскохозяйственное и медицинское оборудование и лекарства.

Вынужденная финансовая изоляция повысила популярность денежных переводов, полностью основанных на доверии и личных связях, – хавалы. Эта система была придумана более тысячи лет и используется в Иране практически в первоначальном виде.

В 2017 г. в стране появилась финтех-ассоциация. Согласно данным исследовательской компании Tracxn, на сегодняшний день в Иране работает больше сотни финтех-стартапов, которые разрабатывают мобильные приложения, позволяющие жителям страны и бизнесу получать денежные переводы.



В стране действует свой двойник «Aliexpress» – маркетплейс DigiKala, и собственные «Google Play» и «Facebook».

Любопытен общий индекс Тегеранской фондовой биржи TEDPIX. Несмотря на обвал экономики, вместо обрушения он вырос на 2300% за два года. Этот феномен объясняется поощрением властями частных инвесторов, которые решили вкладывать кровные в национальные ценные бумаги, и другой, более прозаичной причиной – стремлением самих частных инвесторов защитить свои сбережения от обесценивания с помощью вложений в акции национальных компаний, ведь другие формы инвестиций им недоступны.

Подписывайся на наш телеграм-канал - и будь в курсе последних новостей